May 27th, 2013

lukoshka

Книги о зарубежных художниках-иллюстраторах в коллекции Детского зала

A

Ardizzone Edward

Booth-Clibborn. My father and Edward Ardizzone. A lasting friendship. Illustrated with Ardizzone Christmas cards. – London: Patrick Hardy Books, 1983. – 48 p.

О дружбе Августина Буса и Эдварда Ардизоне.



Collapse )

Кот Да Винчи

"Прибытие" Шона Тана

Среди знаковых иллюстрированных книг "нулевых" очень много книжек-картинок (picturebook), иногда говорят и об отдельном виде - графической новелле (graphic novel). Среди исследователей, пожалуй, еще нет единодушия в определениях этих двух жанров, но в одном они сходятся - развеяние предубеждения читателей против обильно иллюстрированных книг как "книжек для малышей", "несерьёзных комиксов" во многом связано с именем австралийского художника Шона Тана. 

Мы уже неоднократно писали об этом иллюстраторе: как было не рассказать о лауреате "Нобелевки" в области детской литературы - премии Астрид Линдгрен. А совсем недавно появился ещё один повод вспомнить о знаменитом австралийце - к нам в Детский зал пришло российское переиздание его книги "Прибытие" (The Arrival), выпущенное питерским издательством "Комильфо".

"Прибытие" раз и навсегда убеждает: книжка-картинка - это не обязательно детское чтение. Тан вообще любит поднимать непростые темы из современной реальности: одиночество жителей мегаполисов, наступление техногенной цивилизации, конфликты непонимания, войны и прочие. Любят его читатели во многом за то, что из любой непростой ситуации он умеет своих персонажей вывести, дав им надежду.

Непростая ситуация, в которую попадает герой "Прибытия" - это необходимость уехать из родной страны, от семьи, в поисках работы и лучшей жизни. Тема миграции хорошо знакома Тану: его родители приехали в Австралию с разных концов света, так же, как его друзья и девушка. С чем сталкивается мигрант по прибытии? С непонятным языком, непривычной обстановкой, странными местными обычаями и правилами; а также - с поиском работы, одиночеством, недружелюбностью коренных жителей. Чтобы дать читателям почувствовать себя чужаками в неизведанной стране, художник полностью убирает из книги текст - ведь мигранты тоже не всегда могут читать на иностранном для себя языке и вынуждены доверять только своим глазам и языку жестов. Город, в который приезжает герой тоже полон совершенно непривычных ему и нам зданий, механизмов, приспособлений, существ - хотя местами Тан, конечно, явно рисует Нью-Йорк, главный пункт назначения для мигрантов из Старого Света в начале ХХ века.



Collapse )