robertson_ei (robertson_ei) wrote in deti_inostranki,
robertson_ei
robertson_ei
deti_inostranki

Categories:

Рубрика «Вспоминаем интересное»: о кексах, гирляндах и полетах

Реплика на статью на сайте Мемориальной премии Астрид Линдгрен (ALMA), посвященную Вольфу Эрльбруху

Классика на то и классика, чтобы вызывать споры, будоражить умы и давать читателям возможность открывать новые грани смысла. Причем это касается не только великих романов, но и книжек-картинок, к которым у нас иногда относятся пренебрежительно. А жаль, ведь талантливо нарисованная и рассказанная короткая история может содержать в себе не меньше тайн, чем толстый роман. Один из таких шедевров — книга «Дрозд Фрау Майер» всемирно известного иллюстратора Вольфа Эрльбруха. В прошлом году немецкий художник удостоился Мемориальной премии Астрид Линдгрен. По этому случаю на сайте Alma вышла большая статья про его творчество (http://www.alma.se/en/Laureates/2017-Wolf-Erlbruch/Anden/). Русский перевод статьи можно прочесть на сайте Детского зала Библиотеки иностранной литературы: (http://deti.libfl.ru/illustrator/erlbruch).

Вот как авторы статьи описывают главных персонажей:

«В книге „Дрозд фрау Майер“ (1995) муж героини тоже носит круглые очки. Он погружен в себя, в свои попытки творить, и невосприимчив к новым возможностям и чудесам, которые поджидают нас каждый день. Его жена, наоборот, открыта новым сторонам жизни, которые проходят мимо ее мужа. В финале книги именно она оказывается способной буквально „оторваться от земли“».

Попробуем посмотреть на книгу немного под другим углом зрения.

Сама Фрау Майер — внушительных размеров немецкая домохозяйка. Эрльбрух рассказывает про нее с юмором и нежно. Да, ее занимает быт, она беспокоится, что скоро оторвется пуговица от пальто, что холод навредит ее огороду, что пора вязать господину Майеру еще одни шерстяные трусы. Вокруг фрау Майер летают воображаемые и реальные кексы, разрастаются до невероятных размеров пуговицы, а волнение черными пятнами заливает ее жизнь. Но не меньше пуговиц и кексов фрау Майер беспокоит, сможет ли она должным образом позаботиться о туристах, если их автобус перевернется из-за снегопада. Или если вдруг на лужайку упадет самолет, хватит ли на всех бинтов и пластырей?

Господин Майер — спокойный противовес своей тревожной жены. В статье на сайте Альма написано, что он «погружен в свои попытки творить»: рисует домашнего кота, перед сном играет на губной гармошке, вырезает бумажных птичек. Но разве из этого следует, что он «невосприимчив к к новым возможностям и чудесам, которые поджидают нас каждый день»? Ведь искусство — пусть даже и в виде кошачьих портретов (кстати, неплохих), простых мелодий и бумажных гирлянд из птиц — это и есть способ пережить неповторимость каждого мгновения.

Может быть, поэтому-то господин Майер все время улыбается до ушей и принимает мир таким, какой он есть: «Что беспокоится? Светит солнце — но, может быть, скоро пойдет снег, кто знает. Мы ничего не можем изменить», — говорит он, обнимает свою хмурую жену и, не переставая улыбаться, приподнимает ее над полом. А когда фрау Майер волнуется особенно сильно, господин Майер наливает ей мятный чай.

И вот однажды жизнь фрау Майер круто меняется. В огороде она находит маленького дрозденка и решает вырастить и воспитать его. В попытках научить птенца летать фрау Майер неожиданно обнаруживает в себе скрытые возможности к совсем другой жизни. Беспокойства по поводу огорода и кексов забыты — теперь фрау Майер с ее дрозденком с раннего утра отправляется летать по миру.

Да, в центре книги — переворот в душе фрау Майер: от незначащих беспокойств внутри маленького, наполненного вещами мирка к — буквально — способности летать. А не буквально — к созерцанию, искусству, наслаждению красотой мира: «Обеспокоенная приходящими в голову мыслями, фрау Майер созерцала долину с высоты своей ветки. Сидя рядом, Пискунчик созерцал вместе с ней. Холмы, покрытые зелеными луговыми травами, были озарены лучами заходящего солнца». После ее первых полетов господин Майер замечает, «что что-то произошло, никогда до этого его жена не улыбалась столь таинственно». Что это, если не улыбка Джоконды, проступившая на лице обычной домохозяйки с внешностью Фрекен Бок?

Да, с господином Майером не происходит никаких внутренних изменений, он остается «на земле». Зато он без сомнений и роптаний берет на себя заботу о хозяйстве, ведь теперь, когда фрау Майер доступны небесные просторы, в ее душе нет места мыслям о кексах и ужинах. Тому, кто открыт переменам, открыт необъяснимому, просто необходим человек-константа, на которого можно опереться в любой ситуации. И такой константой остается господин Майер. Он хоть и не участвует напрямую в выращивании птенца, поддерживает все начинания жены и повторяет одну и ту же фразу «Поступай так, раз не можешь иначе». Почему бы не сделать эту фразу девизом по жизни? Пиши, только если не можешь не писать. Заводи собаку, только если не можешь больше жить без собаки. Пускайся в путешествие, если не можешь сидеть на одном месте.
И очень важно, чтобы рядом с тобой был человек, который готов заваривать тебе чай и взять на себя все заботы, пока ты летаешь.

Вольф Эрльбрух. Дрозд фрау Майер. Перевод Т. Зборовской. М.: Издательство "КомпасГид", 2011.

#ALMA #детскиекнигииностранки #книжкисполки

Ann Tigay для Детского зала Иностранки

Tags: #alma, #детскиекнигииностранки, #книжкисполкиAnn
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments