Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

deti

Писатель Луис Сашар (Louis Sachar)

«Я хочу, чтобы дети считали чтение таким же интересным – и даже более интересным – занятием, чем телевизор или видеоигры, ну, или чем они там еще занимаются. Я думаю, что нравоучения или любая другая идея книги всегда второстепенны по сравнению с тем удовольствием, которое получаешь от чтения».

Луис Сашар (на самом деле фамилия автора произносится «Сэкер» с ударением на первый слог, но в русскоязычных изданиях он прижился как «Сашар») родился в 1954 году в штате Нью-Йорк. Когда он учился в третьем классе, его семья переехала в Калифорнию, округ Ориндж. В то время местность там действительно в основном была заполнена апельсиновыми деревьями (ориндж – orange – с английского переводится как «апельсин»). В школу Сашар добирался через апельсиновые рощи, а по дороге домой он вместе с одноклассниками устраивал апельсиновые бои.

Во время учебы в университете Беркли в Калифорнии (учился Сашар на экономиста) одним из его семинаров по выбору был русский язык. Русской литературой он увлекся еще в школе и хотел читать ее в оригинале. Однако через год обучения Сашар понял, что язык ему не дается. Взамен надо было найти какое-то другое занятие, и Сашар – хотя до этого детьми совершенно не интересовался – пошел на практику помощником учителя в местную школу. Эта работа неожиданно для него самого пришлась ему по нраву. Именно в это время Сашар задумал серию книг о школе Вэйсайд («Sideway Stories from Wayside School»). Всех детей в школе Вэйсайд зовут так, как детей в той калифорнийской школе, где Сашар работал студентом.

Collapse )
portret

This is Sasek - Это Шашек

Так бывает: то, что рядом и давно знакомо, просто перестаешь замечать.

Вот и книги Мирослава Шашека были в  коллекции нашей библиотеки с незапамятных времен. Так давно, что стало казаться: ну что уж в них особенного? А в какой-то момент они даже показались нам «устаревшими» - такое «типичное рисование 60-х». С тех пор  появилось столько замечательных путеводителей: красочных, полных подробнейших описаний и напичканных полезной информацией на все случаи жизни! На их фоне книги Шашека из его знаменитой серии “This is...”  - This is Paris, This is London, This is San-Fransico и пр. -  наверное, уже лишь исторический артефакт?



 Но — неожиданное событие вдруг открыло нам глаза! В июне в Москву из Чехии была привезена замечательная выставка работ Мирослава Шашека. Те, кому посчастливилось на нее попасть, открыли для себя нового замечательного оригинального художника. А те, кто уже знал прежде книги Шашека, имели шанс посмотреть на знакомые и незнакомые работы по-новому и радостно удивиться: насколько свежо, привлекательно и интересно они смотрятся и сейчас!



Collapse )

Нина Грёнтвед и любовное письмо Арне Свингену. Интервью с Ниной Грёнтвед

Оригинал взят у dreambooks в Нина Грёнтвед и любовное письмо Арне Свингену. Интервью с Ниной Грёнтвед

Нина Грёнтвед и любовное письмо Арне Свингену. Интервью с Ниной Грёнтвед

Недавно норвежская писательница Нина Грёнтвед привезла в Россию перевод своего первого романа для детей «Привет! Это я... (не оставляй меня снова одну...)». Его главная героиня, двенадцатилетняя девочка Ода, ежедневно решает кучу проблем, но делает это так весело, что отложить книгу просто невозможно. К тому же по ее собственным словам (повествование ведется от лица Оды) все сказанное на страницах – «правда на 110%».

– Нина, расскажите чуть подробнее о Вашей книге…

– Я пишу о девочке Оде, как будто мне самой 12 лет. Как вы уже поняли, это дневник. Он рассказывает о том, с кем Ода дружит, кем интересуется, с кем ссорится. А надо сказать, она все время с кем-то не в ладу, потому что Ода сложный ребенок. Текст сопровождается рисунками, большая часть которых для правдоподобности выполнена левой рукой (хотя на самом деле я правша). Но встречаются в романе и другие иллюстрации, они сделаны как бы другим человеком, поэтому их я уже рисовала правой рукой

– А Вы сами такую Оду в жизни встречали, или может быть, Ода – это Вы?

– Да, вы правы, Ода немного похожа на меня. Ведь многое из того, о чем она думает – приходило мне в голову в 12 лет. Сюжет часто опирается на случаи из моего детства или детства моих знакомых…

– Приведете пример?

– Дом Оды очень похож на дом моих дедушки и бабушки. Как у Оды, у меня есть младшая сестра, у нас три года разницы. И я часто говорю, что если бы не она, то мне не о чем было бы писать. И та история про телеграф – правда. В детстве мы тоже натягивали веревку между кроватями и отправляли по ней корзинку с посланиями. А еще в книге описан смешной момент, когда сестренка Оды в качестве протеста какает на пол, я знаю человека, который делал так же, но не могу его выдать. Впрочем, много в романе и придуманного, поэтому его нельзя считать автобиографическим.

– А еще там описан случай, когда Ода и ее подружка посылают известному писателю Арне Свингену кучу странных вопросов. Вы сами не хотели бы на них ответить?

– Нет (смеется), ни за что. Кстати, если вдруг вы не знаете, Арне Свингендействительно известный норвежский писатель. Просто решила написать, будто Ода влюбляется в него в романе. Но то письмо с кучей вопросов, отправленное девочкой – реальный е-мейл. И ответы – настоящие. Правда, перед тем как пообщаться с Арне, я зашла на его страничку в Интернете и посмотрела, что он пишет детям. Задавая свои вопросы, я примерно знала, что он скажет. И обнаружив ответ, была очень довольна. Но потом мне все же пришлось отправить второе письмо, где я во всем созналась и спросила, можно ли мне немного использовать Арне в своей книге. И он написал: «Да, конечно».

– Если внимательно читать Вашу книжку, то у Вас такой неплохой списочек детской литературы подбирается. Это сделано намеренно?

– Не совсем. Я упоминаю писателей, которых сама очень люблю, для достоверности. Чтобы, читая, вы думали, будто с вами разговаривает настоящая двенадцатилетняя девочка, обожающая интересные книжки.

– А как Вам в голову пришла идея включить в повествование дневник, анкету и другие девчачьи штуки?

– Изначально я занималась только иллюстрациями, рисовала книжки-картинки для самых маленьких. Но когда решила написать этот роман, мне захотелось придумать такую форму, чтобы и текст (сначала я просто записывала забавные случае) и картинки смотрелись органично, мне самой с детства нравились книжки с кучей прикольных иллюстраций. К тому же в Норвегии у всех школьников есть дневники, где друзья могут оставить свои пожелания, передать привет, что-нибудь нарисовать. И эта книга издана именно в таком формате. Взрослым норвежцам она напоминает о детстве.

– Еще мне кажется, что именно из-за дневника Ваша книжка получилась девчачьей, хоть и была в итоге номинирована на премию «Книга для всех». Не всякий мальчик возьмется за роман про девчонку… Что Вы об этом думаете?

– Отчасти вы правы. Иногда мальчишки действительно говорят: «Фу, я не буду читать такое». Но когда я езжу по школам и знакомлю детей с отрывками, часто вижу, как многие мальчики интересуются тем, что же будет дальше. И мне очень важно рассказать им, почему эта книга стоит их внимания. К тому же я специально сделала главной героиней девочку. Сегодня слишком много романов о мальчиках, и их авторы хорошо знают, что на таких книгах проще всего подзаработать. Да и моя героиня – не типичная гламурная девочка, наоборот, она постоянно ищет и находит приключения на свою голову.

– Не так давно в России вышла книга Хосе Тассиеса «Украденные имена», посвященная насилию в школе. Как Вы относитесь к тому, что болезненные для детей темы сегодня обсуждаются открыто?

– Такие книги очень нужны. Важно показывать детям, какие они на самом деле. Ведь и моя Ода не всегда бывает хорошей, она тоже не слушается и порой поступает дурно, как и ее друзья. И мне важно донести до детей, которые будут читать роман, что так делать нельзя.

– А на чем мы расстанемся с Одой? Или это писательская тайна?

– В переведенной книге события происходят зимой, недавно в Норвегии вышел роман, рассказывающий о весне в жизни Оды. И у меня появился план описать целый год, то есть сочинить еще две части. Но, честно говоря, я сама толком не знаю, каков будет финал. Конечно, у меня есть одна идея, но проблема в том, что, когда я сажусь за стол, намеченная линия может моментально улетучиться и повествование изменится. Поэтому не факт, что все закончится так, как я придумала. Вообще, когда я езжу по школам, дети, как и вы, меня постоянно спрашивают о финале. Только им почему-то хочется, чтобы Ода наконец с кем-нибудь поцеловалась. Для них это самое важное. Один десятилетний мальчик даже подошел ко мне и попросил, чтобы Ода обязательно поцеловалась по-взрослому. «Но как же?! – воскликнула я. – Оде всего двенадцать!» Но если серьезно, мне бы хотелось оставить Оду даже в финале ребенком, чтобы с ней как можно дольше не происходили всякие взрослые вещи. Сегодня дети очень быстро растут, кроме того, им постоянно хочется быть взрослее, носить туфли на каблуках, краситься, покупать машины. А мне очень хочется показать им: нет ничего дурного в том, чтобы быть ребенком.


Беседовала Алена Бондарева  http://www.chitaem-vmeste.ru/pages/interview.php?pn=1&interview=219

lukoshka
  • lu_kot

Художник-иллюстратор Маурицио Куарелло (Maurizio Quarello)

Маурицио Куарелло (род. 1974 г.) - один из тех итальянских художников, чья экспрессия, гротеск и цветовые решения могут отталкивать, но при этом чьи достоинства сложно отрицать даже самой взыскательной критике.



Куарелло открыл, что ему нравится рисовать ещё в детском саду. И после этого уже не смог остановиться. Самыми частыми героями его детских рисунков были монстры, средневековые рыцари и орлы. Ещё в средней школе будущий художник стал изучать журнальную и рекламную графику. Методы обучения базировалась на принципах Баухауса, провозглашавших равенство между прикладным и изящным искусством, поэтому особое внимание на курсах уделялось составлению композиции и шрифтам. Затем уже в колледже какое-то время Куарелло изучал архитектуру, но так и не получил высшего архитектурного образования, т.к. не смог сдать экзамены по некоторым научным дисциплинам. Уже позднее он закончил Институт европейского дизайна. Его преподавателями были такие известные книжные графики как Линда Вольфсгрубер и Джиндра Чапек. Все полученные комплексные знания помогли ему стать высококлассным книжным иллюстратором.
Collapse )
Благодаря издательству "Клевер" теперь и в России вышла одна из его лучших работ - самая страшная недетская сказка "Синяя Борода".

portret

Что и как писать для подростков?

Для тех, кто не смог участвовать во встрече с английским писателем Мелвина Берджесса, на которой речь шла о литературе для подростков и молодежи, для тех, кого называют тинейджерами, публикуем отрывки из этой интересной и поучительной беседы.
Книги Мелвина Берджесса переведены на 30 языков. Им присуждались самые-самые престижные премии. Но тем не менее споры вокруг них не утихают.  Почему?


 
Мелвин Бнерджесс: В моем детстве не было особой литературы для подростков. Мы читали фантастику и ужасы, но никаких специальных  книг не было.

То, что мы обычно называем литературой для подростков, это, чаще всего, книги для детей ДО четырнадцати лет. Да и то их выпускают неохотно, потому что считается, что подростки читают меньше. Но что читать тем, кому перевалило за четырнадцать? Ведь именно с этого возраста на самом деле мы и говорим о тинейджерах. Конечно, они читают взрослые книги, но для них самих, для их возраста книг нет.

Collapse )

portret

Кто читает японским детям Чуковского

Замечательный свердловский художник Валентин Ольшванг знаком нам, прежде всего, как создатель анимационных фильмов. Его удивительные картины - «Про раков», «Со вечора дождик» и других - увы, не увидишь по ТВ. Но нет-нет, да и случаются счастливые встречи – на кинопоказах или даже на выставках.

«Валентин Ольшванг владеет живописным изяществом. Он сообщает своей живописи, собранной под его пальцами, «лёгкое дыхание». Но оно в качестве приманки, оно втягивает тебя под этот внешне не драматизированный слой. Я уже не удивляюсь драгоценной поверхности живописной смеси. Я просто каждый раз предвосхищаю наслаждение от созерцания неожиданных мельчайших деталей, когда живопись и действие сливаются в одно целое», - так отозвался Юрий Норштейн об анимационных работах Валентина Ольшванга.

Эти качества проявляются и в книжных работах мастера. Их - книг, проиллюстрированных Ольшвангом – немного. И выходили они в Англии, в Японии...



В нашу коллекцию «чудесным подарком» попала одна японская книжка – «Федорино горе» К.И.Чуковского.

Collapse )