Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Кот Да Винчи

Norman Rockwell

Растрепанная забияка с фингалом под глазом ухмыляется под дверью директорского кабинета. Том Соейр зажмуривается при виде ложки с касторкой. Бойскауты выступают в поход. Девочки строят глазки рыжему бармену в кафе-мороженом. Солдат возвращается домой с фронта. Ватага ребят разглядывает новых соседей - чернокожих брата и сестру. Словно кадры голливудской кинопленки перед нами мелькают моменты из жизни провинциальной Америки 1940х-1960х годов. Во вступительных титрах указано имя режиссера этой невероятно популярной на родине и за рубежом кинокартины - Норман Роквелл (1894 - 1978).

На самом деле, он никакой не режиссер, а иллюстратор. Но именно в те десятилетия грань между кинематографом и иллюстрацией часто до невозможности истончается. Многих художников, работавших с самым разным материалом, привлекает окружающая жизнь, бурная, насыщенная событиями и яркими типажами. Хотя при этом сама реальность может и слегка приукрашиваться, чтобы подсластить впечатление от порой тяжелой до- и послевоенной повседневности. Отпечаток накладывает и та или иная идеология: от социалистической до демократической.

В те годы Александр Лактионов пишет солнечное, радостное "Письмо в фронта", Джил Элвгрен увлеченно тиражирует жизнерадостных пинап-красоток, Эдвард Хоппер рисует загадочных "Полуночников" в пустынном кафе. А Норман Роквелл рассказывает в деталях и о солдатах, и о юных кокетках, и о завсегдатаях кафетериев, и о респектабельных семействах, и о соседских сорванцах, о политиках и астронавтах. Кажется, после просмотра его иллюстраций знаешь об США тех лет какими они действительно были - или какими хотели быть.


Collapse )

Нина Грёнтвед и любовное письмо Арне Свингену. Интервью с Ниной Грёнтвед

Оригинал взят у dreambooks в Нина Грёнтвед и любовное письмо Арне Свингену. Интервью с Ниной Грёнтвед

Нина Грёнтвед и любовное письмо Арне Свингену. Интервью с Ниной Грёнтвед

Недавно норвежская писательница Нина Грёнтвед привезла в Россию перевод своего первого романа для детей «Привет! Это я... (не оставляй меня снова одну...)». Его главная героиня, двенадцатилетняя девочка Ода, ежедневно решает кучу проблем, но делает это так весело, что отложить книгу просто невозможно. К тому же по ее собственным словам (повествование ведется от лица Оды) все сказанное на страницах – «правда на 110%».

– Нина, расскажите чуть подробнее о Вашей книге…

– Я пишу о девочке Оде, как будто мне самой 12 лет. Как вы уже поняли, это дневник. Он рассказывает о том, с кем Ода дружит, кем интересуется, с кем ссорится. А надо сказать, она все время с кем-то не в ладу, потому что Ода сложный ребенок. Текст сопровождается рисунками, большая часть которых для правдоподобности выполнена левой рукой (хотя на самом деле я правша). Но встречаются в романе и другие иллюстрации, они сделаны как бы другим человеком, поэтому их я уже рисовала правой рукой

– А Вы сами такую Оду в жизни встречали, или может быть, Ода – это Вы?

– Да, вы правы, Ода немного похожа на меня. Ведь многое из того, о чем она думает – приходило мне в голову в 12 лет. Сюжет часто опирается на случаи из моего детства или детства моих знакомых…

– Приведете пример?

– Дом Оды очень похож на дом моих дедушки и бабушки. Как у Оды, у меня есть младшая сестра, у нас три года разницы. И я часто говорю, что если бы не она, то мне не о чем было бы писать. И та история про телеграф – правда. В детстве мы тоже натягивали веревку между кроватями и отправляли по ней корзинку с посланиями. А еще в книге описан смешной момент, когда сестренка Оды в качестве протеста какает на пол, я знаю человека, который делал так же, но не могу его выдать. Впрочем, много в романе и придуманного, поэтому его нельзя считать автобиографическим.

– А еще там описан случай, когда Ода и ее подружка посылают известному писателю Арне Свингену кучу странных вопросов. Вы сами не хотели бы на них ответить?

– Нет (смеется), ни за что. Кстати, если вдруг вы не знаете, Арне Свингендействительно известный норвежский писатель. Просто решила написать, будто Ода влюбляется в него в романе. Но то письмо с кучей вопросов, отправленное девочкой – реальный е-мейл. И ответы – настоящие. Правда, перед тем как пообщаться с Арне, я зашла на его страничку в Интернете и посмотрела, что он пишет детям. Задавая свои вопросы, я примерно знала, что он скажет. И обнаружив ответ, была очень довольна. Но потом мне все же пришлось отправить второе письмо, где я во всем созналась и спросила, можно ли мне немного использовать Арне в своей книге. И он написал: «Да, конечно».

– Если внимательно читать Вашу книжку, то у Вас такой неплохой списочек детской литературы подбирается. Это сделано намеренно?

– Не совсем. Я упоминаю писателей, которых сама очень люблю, для достоверности. Чтобы, читая, вы думали, будто с вами разговаривает настоящая двенадцатилетняя девочка, обожающая интересные книжки.

– А как Вам в голову пришла идея включить в повествование дневник, анкету и другие девчачьи штуки?

– Изначально я занималась только иллюстрациями, рисовала книжки-картинки для самых маленьких. Но когда решила написать этот роман, мне захотелось придумать такую форму, чтобы и текст (сначала я просто записывала забавные случае) и картинки смотрелись органично, мне самой с детства нравились книжки с кучей прикольных иллюстраций. К тому же в Норвегии у всех школьников есть дневники, где друзья могут оставить свои пожелания, передать привет, что-нибудь нарисовать. И эта книга издана именно в таком формате. Взрослым норвежцам она напоминает о детстве.

– Еще мне кажется, что именно из-за дневника Ваша книжка получилась девчачьей, хоть и была в итоге номинирована на премию «Книга для всех». Не всякий мальчик возьмется за роман про девчонку… Что Вы об этом думаете?

– Отчасти вы правы. Иногда мальчишки действительно говорят: «Фу, я не буду читать такое». Но когда я езжу по школам и знакомлю детей с отрывками, часто вижу, как многие мальчики интересуются тем, что же будет дальше. И мне очень важно рассказать им, почему эта книга стоит их внимания. К тому же я специально сделала главной героиней девочку. Сегодня слишком много романов о мальчиках, и их авторы хорошо знают, что на таких книгах проще всего подзаработать. Да и моя героиня – не типичная гламурная девочка, наоборот, она постоянно ищет и находит приключения на свою голову.

– Не так давно в России вышла книга Хосе Тассиеса «Украденные имена», посвященная насилию в школе. Как Вы относитесь к тому, что болезненные для детей темы сегодня обсуждаются открыто?

– Такие книги очень нужны. Важно показывать детям, какие они на самом деле. Ведь и моя Ода не всегда бывает хорошей, она тоже не слушается и порой поступает дурно, как и ее друзья. И мне важно донести до детей, которые будут читать роман, что так делать нельзя.

– А на чем мы расстанемся с Одой? Или это писательская тайна?

– В переведенной книге события происходят зимой, недавно в Норвегии вышел роман, рассказывающий о весне в жизни Оды. И у меня появился план описать целый год, то есть сочинить еще две части. Но, честно говоря, я сама толком не знаю, каков будет финал. Конечно, у меня есть одна идея, но проблема в том, что, когда я сажусь за стол, намеченная линия может моментально улетучиться и повествование изменится. Поэтому не факт, что все закончится так, как я придумала. Вообще, когда я езжу по школам, дети, как и вы, меня постоянно спрашивают о финале. Только им почему-то хочется, чтобы Ода наконец с кем-нибудь поцеловалась. Для них это самое важное. Один десятилетний мальчик даже подошел ко мне и попросил, чтобы Ода обязательно поцеловалась по-взрослому. «Но как же?! – воскликнула я. – Оде всего двенадцать!» Но если серьезно, мне бы хотелось оставить Оду даже в финале ребенком, чтобы с ней как можно дольше не происходили всякие взрослые вещи. Сегодня дети очень быстро растут, кроме того, им постоянно хочется быть взрослее, носить туфли на каблуках, краситься, покупать машины. А мне очень хочется показать им: нет ничего дурного в том, чтобы быть ребенком.


Беседовала Алена Бондарева  http://www.chitaem-vmeste.ru/pages/interview.php?pn=1&interview=219

portret

Кто читает японским детям Чуковского

Замечательный свердловский художник Валентин Ольшванг знаком нам, прежде всего, как создатель анимационных фильмов. Его удивительные картины - «Про раков», «Со вечора дождик» и других - увы, не увидишь по ТВ. Но нет-нет, да и случаются счастливые встречи – на кинопоказах или даже на выставках.

«Валентин Ольшванг владеет живописным изяществом. Он сообщает своей живописи, собранной под его пальцами, «лёгкое дыхание». Но оно в качестве приманки, оно втягивает тебя под этот внешне не драматизированный слой. Я уже не удивляюсь драгоценной поверхности живописной смеси. Я просто каждый раз предвосхищаю наслаждение от созерцания неожиданных мельчайших деталей, когда живопись и действие сливаются в одно целое», - так отозвался Юрий Норштейн об анимационных работах Валентина Ольшванга.

Эти качества проявляются и в книжных работах мастера. Их - книг, проиллюстрированных Ольшвангом – немного. И выходили они в Англии, в Японии...



В нашу коллекцию «чудесным подарком» попала одна японская книжка – «Федорино горе» К.И.Чуковского.

Collapse )